Чебуреки как основа мироздания. Три места для чебуречной медитации


Однажды мы решили совершить чебуречное путешествие по Крыму. То есть просто ехать, от чебуречной к чебуречной, не пропуская ни одного примечательного места, ни роскошного, ни подзаборного, где основой процветания является это древнее блюдо.

Ага! — подумаете вы. Сейчас будет исторический экскурс. Но, увы, мы не будем повторять легенду, рассказанную Урюком Баши-Бабаевым заезжему гостю из Новосибирского академгородка. В чебуреках нет мистической тайны татарского народа. В чебуреках мясо. Обычно баранина. Иногда с луком. Но мистическая особенность чебурека в том, что внутри может быть что угодно. Главное не забыть это «что угодно» закатать в тесто и бросить в горящее масло. 

Кстати, у меня подруга повар. Причем повар с идеями. Это такой повар, которому неймется, потому что кроме тараканов в мозгу у него всегда есть чем их накормить. Однажды сцепившись по поводу непостоянства мужчин, мы неожиданно согласились, что чебуреки надежнее. Во-первых, чебуреки предсказуемые. Во-вторых, всегда можно, ничем не рискуя, расковырять это существо, и посмотреть что внутри. И самое главное, чебурек, в отличие от мужчин, не выносит мозг. 

В нашей медитации на чебуреках тараканы ее мозга внезапно вывалили поток историй, имен и рецептов, полностью лишающих татар власти над чебуреком как национальной привилегии. Не было Чингизхана, подарившего миру чебурек перед большой битвой. То есть Чингизхан был. Но чебурек явился миру задолго до него. 

Вернёмся к рецептам. Вот вам длинный перечень от подруги-повара: бурекас, хушур, лёртсю, кальцоне, эмпанада, гёзлеме, тако, и даже шаурма. Это все вариации на тему «Чебурек», в исполнении финнов, испанцев, турок, ливанцев, итальянцев и еще Бог знает кого. Потому что чебурек — это, всего лишь, пирожок с начинкой, до смерти замученный в кипящем масле. Все остальное сказки для туристов.

Но дальше все непросто. Чебурек универсален, как бутерброд с котлетой, гордо прозванный бургером. Потому в нашем быстром мире он стал быстрой едой, которую, кстати, иногда удивительно долго готовят. И едят его руками, совершенно уравниваясь с воинами Чингизхана, которые все делали руками, и потому завоевали половину планеты. Если вы не готовитесь к решающему сражению с найманским ханом Таяном, и вам не надо подбадривать свое войско чебуреками, решающим является не начинка, а место поедания чебурека. 

Увы! В этом уникальная особенность фаст-фуда. Если вы готовы съесть что-нибудь этакое, единственной радостью будет место, где это произойдет. Потому народы ставят памятники в полях, где их здорово потрепали враги.

Спешу вас обрадовать! Чебурек, съеденный в Крыму, больше чем чебурек! В этом коротком тексте мы перечислим несколько особенных мест на Южном берегу, где, ожидая милости повара-татарина, вы будете наслаждаться миром вокруг, заранее прощая ему и запах машинного масла, и таинственное содержимое чебурека. 

Для начала проедем по дороге «Ялта-Севастополь». И немного похихикаем.

Самые татарские чебуреки  

«Алие» – татарский ресторан. И посмеем заявить – один из лучших в Крыму. По крайней мере, они так считают. Во всем проявляется величие татарской культуры. И в специфических скульптурах при входе в ресторан, на мой взгляд – безвкусных, как холодный чебурек. И в неторопливости персонала, уверенного, что раз вы приехали, то уже никуда не денетесь. И самое главное – в волшебных панорамах Южного берега, очаровывающих в любом ракурсе. 

Распятые между морем и горами, вы просто не можете не расслабиться. И даже дикая смесь шансона с татарской грустью, иногда прорывающаяся из хитро замаскированных колонок, начнет радовать, добавляя в совершенство природы ложечку уголовной романтики. 

 А чебуреки здесь вкусные. Ну что еще можно про них сказать? Кстати, главное достоинство ресторана «Алие» – он работает круглогодично. Мы, как преданные слуги природы, зимой тоже сидим на летней площадке, укутанные пледами. Замерзаем. Но водку не пьем. Не хочется. И так хорошо!

Форос. Виды недалеко от самых татарских чебуреков.

Самые добрые чебуреки

«Хурма» даже не ресторан, а бивуак у дороги. Здесь можно кушать. Можно жить. Можно бушевать весельем. Можно наслаждаться одиночеством. Здесь можно все! И даже можно осторожно съесть чебурек, игнорируя особое мнение присяжных в вашем животе.

«Хурма» – наследник традиций придорожных караван-сараев. Он  уже много лет нависает над бухтой Ласпи, охраняя подходы к Храму Солнца. Если вы спешите – не надо здесь останавливаться. Здесь не спешат. Татары, создавшие это место, вложили в него всю свою любовь к уюту и комфорту. Но вы, вероятно, не понимаете, какое такое представление о комфорте у кочевого народа, веками странствующего то по причине политических гонений, то от собственной неугомонности. 

Не ищите логики в соседстве восточных дастарханов с европейскими креслами. Логики здесь нет. Зато есть обволакивающая доброжелательность, гипнотическая плавность и психотерапевтическая готовность к любым капризам. 

Эти люди видели все. И буйных москвичей, пылающих негодованием. И основательных сибиряков, тщательно выясняющих содержимое чебуреков, чего не знает даже сам повар. И питерских снобов, фыркающих на несовершенство мироздания, воплощённое в грамматических ошибках меню. 

А мы любим сюда приезжать глухой зимой. Когда нет совсем никого, и можно просто сидеть у камина, рядом с очень добрыми людьми, что живут рестораном у дороги, помогая путникам накопить сил, и добраться до дома.

Храм Солнца. Фото: Сергей Анашкевич, aquatek-filips.livejournal.com

Самые солнечные чебуреки

Ласпинский перевал – суетливое место. Множество татарских заведений, с официантками, уставшими от людей в свои 16 лет. Но недавно, совершенно случайно, мы остановились у киоска, что справа от лестницы, ведущей к смотровой площадке. Его арендовал русский дядька. Точнее, наполовину русский, наполовину татарин. Очень стыдно, но мы не помним его имени. Это не человек. Это Бог Сервиса.  

Мы проезжали мимо ранней весной. Было очень холодно и навалилось то самое настроение, что проявляется в подавленном вопле типа «О, Господи, когда же будет тепло!!!» И вдруг тепла оказалось очень много. Он рассказал все. И о себе, и о людях вокруг. И о Ласпинском перевале, и о свежих тенденциях в области приготовления чебуреков. И о том, что такое «хороший кофе», и семь признаков плохого чая. 

Он РАЗГОВАРИВАЛ, чутко улавливая настроение случайного путника, сглаживая печаль, пробуждая аппетит, разжигая огонь в глазах. И, главное, он сам наслаждался, когда ПОЛУЧАЛОСЬ. Мы ему простили все. И самые обычные чебуреки. И сомнительный кофе. И посуду, омываемую в тазике. Точнее мы этого просто НЕ ЗАМЕТИЛИ. Потому что он, бросив свой киоск, вдруг повел нас в потаенное место на обрыве, где стоит только один столик у белого парапета, за которым – неведомая Страна Ласпи, пробуждающаяся от зимней спячки. 

Именно этот безымянный киоск подарил нам лучшие чебуреки в Крыму. И мы теперь ЗНАЕМ, что чебуреки только выглядят большим пельменем из теста. Это половина солнца. А вторая половина – человек, который его сделал для вас.

Ласпинский перевал, 2015 год - на этом месте и в тот момент решила переехать в Крым.



Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.